8 495 645 57 73
Интернет-магазин 9:00 - 21:00
Спорт Промальп Фонари Новости Статьи Техническая информация
28 января 2013

Petzl RopeTrip 2012: Воспоминания москвича о путешествии в земли франков

Попасть на эти соревнования было не так уж и просто: мы их отлавливали чуть ли ни в течение года. Дело в том, что на таких соревнованиях часто установлен лимит в три команды от страны. На первенство Франции по промальпу, которое проходило весной, нас вообще не пустили (брали только французов). Информации по открытому (то бишь международному) Чемпионату долго не было. Тем не менее, мы успели поймать момент, вовремя оформить и подать заявки от нашей московской и ленинградской команд. Ленинградцы в результате полетели самостоятельно. Мы же — как и планировали с самого начала — поехали на микроавтобусе. Почему на автобусе? Ну, во-первых, изначально собирались ехать большей кампанией, и тогда путешествие вышло бы значительно дешевле. Во-вторых, мы везли с собой много снаряжения, которое могло понадобиться на соревнованиях и которое также могло пригодиться для демонстрации при общении с производителями. В-третьих, это замечательная возможность посмотреть мир. Если ехать на большие расстояния в три водителя, да еще в прекрасной кампании — путешествовать комфортно, приятно и познавательно. Специально для меня мы заехали в Майнц, в музей античного кораблестроения (мне очень хотелось посмотреть кое-что своими глазами и получить консультацию специалистов).

Задачи мы перед собой ставили разноплановые. Помимо того, чтобы поучаствовать в самих соревнованиях, посмотреть, как это делают в Европе (до этого ездили только в Германию на соревнования от FISAT) и поучиться у основоположников SRT, мы также хотели познакомиться со спортсменами из разных стран, завязать контакты, чтобы в дальнейшем приглашать их на наши Чемпионаты. Посмотреть на их уровень. Подсмотреть их технику и различные хитрости. Особо важной статьей наших планов была встреча с производителями — легендарной фирмой PETZL — чтобы обсудить достоинства и недостатки, производимого ими снаряжения, задать вопросы (собирали со всей России) и высказать пожелания и некоторые конкретные предложения. С собой мы везли носилки, практически новые, которые участвовали только в спасах в пещере Илюхинская и которые сломались (непосредственно при прохождении дистанции) на Чемпионате в Ходжохе. Мы привезли несколько мешков снаряжения: как изделия от Petzl, которые хотели обсудить, так то, что Petzl мог бы успешно производить (и непонятно, почему не производил до сих пор). Помимо этого, мы хотели хотя бы бегло посмотреть Европу и, в частности, Францию: Альпы (в одной из долин которых расположен Кролл), заехать в Париж (широко известный своей романтикой), посетить Лувр и т.д.

Итак, выехав 2 октября утром, 3-го утром мы были уже в Майнце. Польские дороги остались в прошлом как ночной кошмар. Первым делом посетили музей. В музее античного кораблестроения выставлены остатки античных кораблей, обнаруженных при раскопках на территории Майнца, и также копии, выполненные в масштабе 1:1 и 1:10. Вход свободный. Фотографировать нельзя. Надо отметить, что при музее работают лаборатории по консервации и реконструкции тех самых античных кораблей. Лаборатории известные и заказы поступают со всего мира. Несмотря на день всеобщей германской пьянки — день падения Берлинской стены — музей был открыт. Но научный персонал пьянствовал где-то в другом месте. Смотрители музея, как это водится, ничего в выставленных экспонатах не понимали и на вопросы ответить не могли. Максимум, что они могли, так это посоветовать поговорить с местным профессором и дали его координаты. Осмотрев экспонаты и закупив научной литературы, мы отправились на поиски еды. После долгих поисков ребята нашли какую-то классическую колоритную германскую пивнушку под замком, где мы и ознакомились с национальными блюдами. С напитками знакомился в основном наш эксперт Илья, поскольку остальные должны были рулить.
Выехав под вечер из Майнца, вскоре мы попали на территорию Франции (контраст с Германией разителен). А через несколько часов уже въезжали в Швейцарию. Швейцарию проехали ночью. Полюбовались на черную дыру знаменитого Женевского озера (ночью оно выглядит именно как черная дыра). Преодолели в швейцарскую часть Альп. При подъеме на перевалы становилось ощутимо холодно, при спуске в долины — жарко. На дорогах почти никого не было. Особенно запомнились горы, серпантин и тоннели сквозь горы. Рассвет встретили уже в «деревушке Petzl» в городишке Кролл. Температура +26 С. Погода отличная. Поесть негде…

Еще ночью с Толей мы исследовали прилегающие территории, отметив все наиболее важные стратегические объекты: завод, кафе и прочие местные достопримечательности. Ночью и большую часть утра все закрыто.

До начала соревнований еще целые сутки. Не откладывая в долгий ящик, на голодный желудок, с туманом от долгой дороги в голове, мы пошли знакомиться. Завалившись на ресепшен с «А вот и мы», вначале были остановлены удивленным непонимающим взглядом молодой аборигенки, усиленным призмами очков. После серии звонков, консультаций и конференций к нам вышла Мари — координатор чемпионата. С напряженно-дружелюбной улыбкой, держась на безопасном расстоянии, она поинтересовалась, кто мы и что мы здесь делаем, ведь соревнования начнутся только завтра.

Несколько обескураженные таким приемом, мы начали лепетать, что мы команда из Москвы, приехали на машине, «а можно подсмотреть» и т.д. Подсмотреть на приготовления нельзя и на вопрос, где здесь можно подогнать снаряжение и потренироваться указующий перст повернулся в сторону близ лежащих горных отвесов. Поулыбавшись в ответ, мы побродили вокруг центра, внимательно изучая особенности и придумывая, каких дистанций нам здесь следует ожидать. Затем отправились на поиски еды. Поискали-поискали и отправились искать дальше в ближайший городок Гренобль. Там мы нашли себе жилье: комнатку размером с вагонное купе, с двухъярусной кроватью (внизу двуспальная, наверху — одноместная) и миниатюрным санузлом с душем. Испытав острый приступ клаустрофобии и держа в уме предупреждение Мари о том, что здесь машины с иностранными номерами часто грабят, я предпочел спать в машине: у меня там места больше и условия пятизвездочные по сравнению с этим номером. Наконец нашли еду, а затем скалолазный центр, в котором нам разрешили повесить веревки и подогнать снаряжение. Сам центр, кстати, снаружи ничем не выделялся. Никаких вывесок или указателей. Без наводки не найти. Внутри же увеличенная копия московского Бигволла на Савеловской. Мы решили, что это центр «для своих». Но своих там было очень даже много. Причем людей разновозрастных и разной комплекции.

На следующее утро мы приехали за пару часов до регистрации. На «нашем» месте (где мы встретили предыдущий рассвет) стоял другой микроавтобус: приехала команда белорусов. Наш Толя Бабеня встрепенулся и исчез здороваться с земляками. Чуть позже начали подтягиваться и другие участники: испанцы, поляки, венгры, французы и пр. Настроение приподнятое. Все улыбаются и здороваются. К нам подошел Марчин — поляк, с которым познакомились на соревнованиях ФИСАТа в прошлом году. Углядели знакомых венгров. Подошли ребята из команды Профессинала. Одного из них мы знали хорошо — это Иван Ильин — очень толковый и приятный в общении спелеолог. Позже всех подъехала наша команда из Ленинграда. На них черные футболки в честь спонсора, давшего им денег на поездку. Лица несут следы усталости от дороги и недосыпа. Посмотрев на них, мы лишний раз отметили свой грамотный ход, что приехали на день раньше.

Наконец, регистрация и показ снаряжения. На регистрации нас записали, выдали по футболке и пластиковые браслеты на запястье, которые запретили снимать даже в душе и на ночь. Показ снаряжения — это такое место, где участники показывают свое снаряжение и вступают в перепалку с судьями относительно того, что можно и чего нельзя. Единого мнения среди судей не было: то разрешали, то возвращали и запрещали. Поэтому событие затянулось. Потом был показ дистанций: три личные и одна командная. Разрешили по разу пролезть по каждой дистанции, кроме солоспасов. Выделили местечко для подгонки снаряжения и отрабатывания солоспасов. Поляки проявили себя самыми инициативными и организованными. Они всюду были первыми. За ними сингапурцы. Такие маленькие, по сравнению с другими, темные и симпатичные. Как-то мы столпились наблюдая то, как девушка с шикарными черными вьющимися волосами до пят (буквально до пят) лезет по веревке на зажимах. Волосы не были спрятаны под каску (хотя представить, как это сделать, даже при моей богатой фантазии трудно) и не были даже прихвачены резиночкой. Они постоянно лезли в асап, кроль, спусковуху. Вы тоже, наверное, сразу вспомнили фрагмент из комедийного ужастика «Санктум». Пока мы думали, как бы окликнуть и предупредить, девушка, видимо, почувствовала спинным мозгом коллективный взгляд и обернулась. Это оказался юноша-сингапурец…

В целом, комплекс и подготовленные дистанции впечатляли. Задумки организаторов сразу вызвали у нас уважение и симпатию. Словами описать, пожалуй не получится. Смотрите фото.
А в середине дня была экскурсия на завод. Фотографировать настрого запретили. Лишь в конце мы выпросили разрешение сфотографировать петцелевских авангардных человечков см. фото). Экскурсию нам провел очень радушный и улыбчивый дядька. Переводчиком был все тот же наш Толя Бабеня. С нами пошли еще французы, испанцы, поляки, венгры, болгары и белорусы. Остальным, видимо, было не интересно, либо они все это уже видели.

И вот мы в «святая святых» — место, где производится самое лучшее снаряжение в мире… Что же мы увидели? В огромном зале в стеклянных ларьках сидели тетушки, которые в конвейерном режиме собирали кроли, бейсики, фонари и т.д. Т.е. перед ними лежали в лотках готовые корпуса и детали. Тетушки же именно собирали. Как конструктор. Все корпуса и детали изготавливаются на других заводах. Нам потом рассказали, как серьезно подходят к отслеживанию качества и выбраковывают некондиционные. Из каждой партии в 100 единиц, тестируют и ломают 10. Если хоть одна деталька не выдерживает испытания, заворачивают всю партию. Почему-то это не успокоило. Скорее наоборот…

Итак, вернемся в зал сборки. Побродив между ларьками сборки (в одном собирали зажимы, в другом фонари), обратили внимание, что на сборке работают почти исключительно женщины. Руководила ими тоже женщина. Лишь один дядька сидел в отдельном ларьке (я так и не понял, был ли он мастером-приемщиком или курировал послепродажное обслуживание). И еще один управлял паровозиком, который ездил между ларьками и собирал готовую продукцию. Возник вопрос, а нет ли здесь отражения традиционной для французского общества (несмотря на все эти новомодные веяния) половой дискриминации. Женщины-сборщицы, которых мы видели, все местные. На вопрос, какая у них зарплата, нам ответили, что 1000-1100 евро… Немного на наш взгляд, при местном-то уровне цен. Темп и график работ очень жесткие.

Далее нам показали испытательный стенд. Этакий небольшой зальчик с крюками, механизмами и большими матами, который легко может быть переоборудован в камеру пыток. Там, скажем по секрету, тестируют не только родное петцелевское снаряжение, но и образцы от конкурентов. А за стеклом сидели взрослые серьезные дядьки, которые усиленно изучали каталоги и технические описания непетцелевского снаряжения. К нашему удовольствию, специально ради нас, на могучем прессе порвали стропочку с завязанным на ней узлом. Фотографировать вновь категорически запретили: вы же нас русских знаете… Хотя до японцев нам далеко. После демонстрации нас дружелюбно и настойчиво выпроводили из самого секретного места на заводе. На самом деле, для нас это развлечение, но для местных рабочих — большая обуза и реальный шанс выбиться из графика. Мы не возражали. Потому что оставалось всего два часа для тренировки. Тем более, что наш Толя был втянут защищать честь сборной польско-шотландской команды.

На следующее утро понеслось… Как положено суета, мандраж, неразбериха. Прошла информация, что один член команды может пройти лишь одну дистанцию из трех. Потом появилось опровержение. Чуть позже опровержение опровержения. И все это при том, что мы стартуем первыми на дистанции спасов. В итоге, спасать пошел Илья. Задача была следующая. В цистерне на зажимах завис пострадавший. Спасатель должен подойти к месту ЧП и, используя только штатное снаряжение, спустить тело вниз к выходному люку. Илья справился очень даже неплохо. Особенно при учете того, что в соревнованиях никогда ранее участия не принимал. И также, если принять во внимание, что он шел первым и дистанцию не знал. У последующих участников было преимущество.

Таня вызвалась, как самая аккуратная и дисциплинированная, таскать ведро с водой через большую дистанцию, где надо было подняться по вертикали и перилам, что-то там просверлить перфоратором, проехать по перилам, спуститься и смонтировать на стене непростую конструкцию. При всем при этом не пролив воды из ведра. Таня просто умница! Сделала все замечательно. И воды донесла до финиша на целый грамм больше, чем Данила Чередниченко! )) В результате первое место на этой дистанции!! Всех мужиков сделала!!! Вот такая у нас бухгалтер.

Я выбрал себе дистанцию, где было больше беговухи и в конце этапа надо было присверлить несколько фанерных табличек большого пазла. Должен признать, что не ожидал от себя такого низкого результата — 6-е место на данной дистанции. Больше чем на минуту отстал от Жени Венского из ленинградской команды. И он, кстати, тоже не был первым. Ну кто же знал, что эти французы такие шустрые... На командной дистанции все пошло очень даже неплохо поначалу. Но последним нервным движением чуть промахнулись и попали только в восьмерку мишени. Этого было мало. Могли не попасть в финал. Ленинградцы выступили лучше и оказались более меткими. Потянулись длинные минуты и часы нервного ожидания и переживаний: попадем или не попадем. Все настраивали себя, что ничего страшного… Хотя бы ленинградцы отомстят за 1812-й год.

Но в последний миг случилось чудо, и мы по сумме мест попали в финальную четверку. Правда, состязаться в полуфинале нам предстояло с ленинградцами. Причем, на вылет. Ну и ладно, решили мы. Торопиться не будем. Главное, чтобы без штрафов. Уж в этом-то у нас могло быть преимущество.

Вечером был фуршет, на котором мы смогли отведать изысканные (и не очень) шедевры местной кулинарии. Был просмотр фильмов от Petzl. В конец бесконечного ряда видеороликов нам удалось втиснуть свой про последний Чемпионат России по спелеотехнике. Нам казалось, что это всем должно быть очень интересно. Однако, к этому моменту почти все разошлись. Основными зрителями остались мы, белорусы, поляки и венгры. Хоть им было интересно. Может и приедут.

Утром финалистов собрали в отдельной комнатке. Мы, как обычно, пришли раньше всех. Чуть позже подтянулись испанцы. Мы стали с ними знакомиться. Это было нелегко. Поскольку из них только один — француз, работающий в Испании — говорил на французском и английском языках. От нас — Толя переводчиком на английском. Двойной перевод с каждой стороны. Тем не менее разговорились. Один из них Коста — спелеолог. У нас нашлись общие дальние знакомые. Обменялись адресами. Завели разговор про пещеры и соревнования. Тут подтянулись ленинградцы, и Данила, зачарованный звуками незнакомой речи, заполнив собой все рабочее пространство, вывел меня из беседы. Тут подошло время Ч. Мы все пошли на инструктаж, готовиться и переодеваться.

И здесь мы оценили изобретательность петцелевских затейников. Работа для сработанной команды. Вначале двое участников команды через разнесенные точки должны были поднять веревками третьего метров на 6 к подвешенным мешкам и прикрепленным к нему веревками. Затем сбегать по веревкам под крышу, взять там трос и растянуть его на высоте около 6м. Третий участник сверху забирает баннер и должен растянуть его на нашем тросе, используя карабины и люверсы. После этого все спускаются и финишируют. Это со стороны, наверное, просто. На деле требует определенных навыков и хорошей координации.

Тут, должен признать, я спустил наше первое место… Ленинградцы в целом работали быстрее и уже стояли внизу, пока мы с Таней заканчивали растяжку баннера. Точнее Таня заканчивала, а я оставался рядом, на случай, «если что помочь». Илья кричит чтобы я спускался. А я: «Торопиться-то уже некуда». Да и полагал, что пока Таня закончит спустимся быстро. Таня сделал последнее незаметное движение и неожиданно исчезла. Краем глаза заметил ее на земле, отстегивающейся от веревок. «Упс…» — подумал я и стал спускаться. И тут… асап закусил веревку. Наработанным движением я принудил его к послушанию и финишировал. И тут я узнал, что ленинградцы заработали три штрафа. А я последним фокусом один. И общее наше отставание от ленинградцев 4 секунды. Если бы не мой штраф, то мы вышли бы в финал. Илья мне этого, наверное, никогда не простит: «Мы же собирались без штрафов. Это наша стратегия». Ну… Стыдно. Мы успокаивали себя, что ленинградцы объективно сильнее и больше заслуживают победы.

Французы с испанцами выступили не так красиво, но общее время у них получилось лучше, чем у наших команд. Это мы должны признать. Причем, испанцы одолели французов и должны были состязаться в финале с ленинградцами. Французы автоматом получили третье место.

Когда мы увидели финальную дистанцию, мы закусили губы. Много-много беговухи по веревкам и немножко монтажа. У испанцев не было шансов. И если бы не мой штраф… В общем, ленинградцы — молодцы! Даже супермолодцы! Несмотря на сложности с переводом инструкций по дистанции on-line, прошли быстро и красиво. У испанцев один участник снялся. Ошибся на троллее и завис на усе в большом кареме. Долго мужественно боролся. Под конец все-таки победил карем и поднялся под крышу, но в результате снялся и до финиша не дошел.
Вот так закончились состязания. Пошли награды и фотоконференции. Лениградцам дали колокольчик и сертификат на закупку снаряжения. Вечером заключительный фуршет.

Примечательна была следующая особенность французской этики. Пока оголодавшие спортсмены снаружи через большие окна считали голодными глазами расставляемые подносы с едой, организаторы соревнований сидели за большим столом внутри и отмечали. Когда, наконец, голодную стихию запустили внутрь, хозяева никак на нас не отреагировали. Ни совместных тостов. Ни братания. Продолжали сидеть, как сидели. Для нас стульев не нашлось. И что самое примечательное, в отличие от предыдущего вечера не нашлось графинчиков с водой, чтобы запивать сухие закуски. Предлагались платные напитки по 2 евро за стаканчик. Хитрость сэкономить денег, взяв газировку по 30 центов, из автомата не сработала. Автомат деньги взял, воду не дал. Чуть позже, когда увидели, что жадные гости пьют воду из-под крана, все же выдали несколько графинчиков с питьевой водой.

Мы отпраздновали окончание соревнований сами: познакомились, разговорились и обменялись адресами. Наприглашали друг друга в гости и подняли себе настроение.
Наутро, когда все разъехались, мы вернулись в деревеньку Petzl и встретились-таки с разработчиком железа и носилок Крисом и маркетологом Адрианом. Крис 10 лет назад был практикующим спелеоспасателем, и нам легко было найти с ним общий язык. Например, он завистливо и понимающе цокал на наши стальные бобышки в стопах, но сказал, что такие производить не будут. Адриан даже поначалу записывал в блокнотик. Объяснял, что да, мы над этим думали, но остановились на этом… Беседа затянулась на несколько часов. Мы задавали вопросы, показывали привезенные образцы снаряжения и т.д. Под конец сильно устали. Но остались довольны собой. Не знаю, отложилось ли что у французов и принесет ли это какую-то пользу, но, по крайней мере, донесли хоть что-то.

После этого перекусили, заехали в Гренобль в скалолазный центр, где Илья забыл вещи, и поехали в Париж. Это уже отдельная страница нашего путешествия.
В Париж приехали к 4 утра. Разыскали отель за 50 евро ночь, который нашли заранее в интернете. Для меня это был культурный шок. Я не мог себе представить в культурной столице Европы в XXI веке такого гадюшника. Это больше напоминало прибежище для бомжей. Теперь я понял, как надо себе представлять жилище бедных талантов конца XIX века из «Фиалка Момартра». Но реально там жили люди. Скорее всего, работяги и студенты. Мы встречали их около 5 утра, идущими на работу, и слышали, как они возвращаются ночью. 50 евро — в месяц выходит 1500 — половина государственной стипендии студентам. А еще надо что-то есть, одеваться и покупать книги. Мда.. Ребята спали в одежде, не рискнув соприкасаться кожей с местным постельным бельем. С утра, встав с кровати и заполнив почти все свободное пространство комнаты, я посмотрел в окошко и неожиданно увидел в 5 метрах от себя полуобнаженную девицу. Девушка причесывалась у окна такой же комнаты, и, по-видимому, уже привыкла. Только сейчас я заметил, что окна выходят в своего рода, колодец. Вверх и вниз было еще несколько этажей. Преобладали грязно-серые оттенки.

Номер мы поменяли. Новый был лучше, но не намного. Зато из окна было видно небо над крышами соседних домов и был свой санузел — унитаз, почти посреди комнаты и раковина в противоположном конце. Унитаз отделялся шторкой. Прямо перед ним стояло большое зеркало. Кровать двухэтажная, как и в студенческом общежитии в Гренобле. Все это располагалось на соседней от бульвара Вольтера улочке.

Больше всего времени проводили в поиске парковки для нашего бусика. Есть там такая неприятная вещь, как платная парковка, причем максимум на два часа. Мы прочитали про подземные парковки. Но их еще предстояло найти (свободное место мы нашли только в районе Аустерлицкого вокзала) и доехать до них. Жалко потраченное на это время. Тем не менее, успели чуток и Париж посмотреть. В первую же ночь по традиции я пробежался в окрестностях нашего «Отеля». Днем от Аустерлицкого вокзала до Эйфелевой башни. По пути чуть не попал в кадр с Брюсом Уиллисом. Познакомился с местными мошенниками. Поднялся на башню. Лувр был уже закрыт. Пришлось отложить его посещение на следующий день. Ребята тоже времени даром не теряли. Периодически мы пересекались для совместной трапезы и обмена впечатлениями. На следующий день я — в Лувр, ребята купили лицензию и пошли ловить рыбу в Сене. Чуть позже я к ним присоединился. На моих глазах рядом с собором Парижской богоматери за полчаса поймали трех приличных окуней! Впечатляет. Познакомились с местными рыбаками. Забавные персонажи. Сразу вспомнились рассказы из классики, где парижане изображены заядлыми рыбками. Было забавно наблюдать, как хорошо одетые солидные горожане замедляли свой быстрый шаг, увидев с моста наши удочки. Удочки гипнотизировали и подчиняли себе их волю. Как бандерлоги из известного мультфильма, они подходили все ближе и ближе. Замирали на ступеньках лестницы и с алчным вниманием следили за блесной.

Время поджимало и поужинав в последний раз в итальянском ресторанчике мы покинули Париж. Надо было еще успеть в Майнц в тот же музей, что мы посетили на пути из Москвы. Успели. Профессора опять не было. Он был в это время на конференции в Амстердаме. Но познакомились с главным реставратором. Пообщались с пользой для дела. Когда уходили, к нам обратилась одна из служительниц музея. Разговорились. Выяснилось, что в детстве она учила русский язык. Нас понимает, но сказать ничего не может. Было приятно. И вообще, в этот раз немцы нам показались милашками после парижан, вечно угрюмых и нервных. А в первое наше посещение так и вспоминалась строка из Визбора: «Надо было раньше добить англичан»… Бегло посмотрев на Рейн (и чуть не утопив в нем ключи от машины) перекусили и в путь домой. Опять ночной ужас польских дорог. Границу прошли относительно быстро. Белорусы старательно изображали подозрительность и уверяли, что нам не верят. Но пропустили. В Минске мы расстались с Толей и вот уже Москва.